Выбери свою дорогу!
О КЛУБЕ АТРИБУТИКА ПРАВИЛА ГОСТЯМ


Серёгины мемуары )) → 

Творчество, хобби, увлечения (включая романтические), семья, дети, кулинария, домашний обиход и т.п.

Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 22 ноя 2012, 19:31

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑Ранее два рассказа из моих мемуаров были опубликованы на одном из форумов рунета. В соответствии с Гражданским кодексом РФ (часть четвертая), 18.12.2006 №230-ФЗ, статья 1269, я имею право на отзыв произведения. К сожалению, я не могу воспользоваться публичным оповещением об отзыве своих произведений на том форуме, поскольку моя учётная запись заблокирована на неопределённый срок. Поэтому я публично заявляю об отзыве, используя этот форум. Все предоставленные ранее мною права использования произведений аннулирую, с настоящего момента права на публикацию произведений передаю Клубу jeep4ever. Разумеется, не для извлечения коммерческой выгоды, а просто так...

Это вступление - чтобы раз и навсегда покончить с юридическими тонкостями.

Пока представляю тексты "как есть" - без существенных отличий от ранее опубликованной версии. Полагаю, в будущем внесу изменения.

ВНИМАНИЕ !!! Не отшлифовано (некогда), не ругайтесь !

Итак,
"Кот диктует про татар мемуар."
(В.С.Высоцкий).

...Все имена персонажей – вымышленные, а может и настоящие ))) Были события или нет - неизвестно, а если и были – то в другое время и в другом месте, да и вообще, я никакого участия в них не принимал и слышал разговор в троллейбусе, и всё нижеизложенное – авторский вымысел. Если же вложил в уста одного персонажа то, что он не говорил вовсе, или это говорил другой, или нарушена хронология событий, то так надо для развития сюжета и никакого склероза у меня нет )))

Матерные выражения действующих лиц заменены на цензурные. Это примечание – к тому, чтоб никто не подумал, что все мои знакомые (и я сам) такие правильные и только литературным языком выражаются…

Начну с Бутырских баек. Это не те Бутырки, про которые подумали, а те, которые находятся в казалось бы наиглушайшем и труднодоступном месте, куда проще приехать, чем уехать…
Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 22 ноя 2012, 19:32

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Отсчёт недоутопленников, то есть не по Гринуэю

“И утопленник стучится.
Под окном и у ворот.”
(А.С.Пушкин)

(1) – вместо пролога

- Вот было как-то, тоже красиво я тонул – начал рассказ Андрюха, созерцая быстро бегущую воду в речке под названием Упа. Он сидел голый и мокрый на мостках. Выжатая одежда и ботинки были развешаны на кустах. Берег зарос крапивой выше роста, подняться по тропинке вверх от воды, не острекавшись, было нереально. С ним вместе сидел дядя Вова - тоже мокрый, но, вероятно, решивший сушить одежду на себе.
- Чего было-то ? – прервал я начавшийся было рассказ, потому как только что подошёл – С мостков свалились ?
- Не, Ленка в воду сиганула, поплавала, а потом вылезти не могла.
Алёна – это такая маленькая собачка… Килограммов на 90. А может и поболе. То ли южнорусская, то ли ещё какая овчарка. Знаменита была своей любовью к воде – как увидит речку, озерцо, лужу или болото – тут же туда сигает.
- И чо ? Вытаскивали ?
- Ага. Она ошейником за корягу зацепилась. Вон плавает
- Ленка или коряга ?
- Коряга, естественно – ответил дядя Вова. И точно, вдали в мутном омуте болталась здоровенная коряга со свежими обломами сучьев – Андрюха полез её вытаскивать и сам чуть не утонул, тут больше двух метров глубина.
- Где собачка-то ?
- Да вон в крапиве отдыхает…
- Понятно – сказал я, поднялся наверх по тропинке через крапиву, взял из рюкзака пару бутылок красненького, стаканы, кусок колбасы и вернулся к мосткам. Андрюха и дядя Вова тут же проявили заинтересованность, а Лена сделала слабый и безуспешный рывок в сторону колбасы.
- Андрюх, а что ты начал рассказывать про то, как красиво тонул ? – спросил я, разливая на троих.
- Ща, погоди, сначала примем. За победу !
- За нашу победу ! – откликнулись мы с дядей Вовой.

(2)

- Так не к столу будет сказано – начал рассказ Андрюха – тонул я как-то в дерьме… Не в человечьем, правда, а в коровьем. Несвежем. Хотя один хрен в каком дерьме тонуть. Вот в речке любой дурак утонет. А в дерьме – только особый дурак ! Вот на речке тут недалеко Васька тонул. Пошёл с приятелем рыбку ловить, вмазали крепко, он с берега свалился и в глине и иле застрял. А весу в нём сам знаешь сколько. Раза в два больше, чем в Алёне. Так и сидел, погружался потихоньку. Приятель его тянул-тянул, ни фига не смог, кинул ему веток, чтоб держался, и пошёл в деревню. Нашёл кого-то с мотоциклом, подьехали, тот уже по шею. Заснул, говорит, где гуляете, давайте тяните ! Мотоцикл с коляской был, кинули ему верёвку и мотоциклом тянули. Ноги у него не действовали, но руками цепко держался. Еле отковыряли.
- Так чего про дерьмо-то было ?
- Погоди, давай ещё по одной ! – Налили.
- За отсутствующих здесь дам !
- Ага.

(3)

- Так вот – продолжал Андрюха, жуя колбасу – отправили нас как-то на картошку, когда в институте учился. Жили хрен знает в каком бараке, рядом всякие коровники и прочие благоухающие радости. Ну и как-то вечерком традиционно приняли, поели, посидели, и чего-то мне приспичило, уже ночью…
- Вся проблемы от несвежей колбасы ! – заявил дядя Вова и отрезал себе ещё кусок.
- Иду я, значит, к сортиру, – продолжал Андрюха – а там кто-то сидит и мычит нечто несуразное. Ну и ладно, пошёл к коровнику. Травка под ногами растёт, вроде мягко становится, и тут бац – проваливаюсь по колено. Темно, час ночи уже, ничего не видно, дёргаюсь назад, вытаскиваю одну ногу, и попадаю на какую-то гнилую доску. Поскальзываюсь и лечу вперёд. Абзац. Пытаюсь встать – а там уже по пояс. До доски не достаю. Потихоньку погружаюсь. Начинаю орать, чтобы вытащили, но никто не слышит. Долго трепыхался, по грудь было, когда дно нащупал. И стал это дерьмо потихоньку руками разгребать и коленками толкать, двигаясь в сторону, откуда пришёл. Через часик уже помельче стало. Потом доску ту самую нашёл. Уже светало, когда вылез. Моё появление в бараке произвело настоящий фурор – народ проснулся от запаха фиалок. А я уже не ощущаю – принюхался. Потом два дня мылся и стирался, ко всем приставал – типа пахнет или нет – но пахнуть продолжало. Вот такая история. Пошёл посрать и провалился.
- Неоригинально. – констатировал дядя Вова – В дерьме не только всякий дурак утонет, но и даже поэты, бывало, тонули. Барков, например.
- “Жил грешно и умер смешно” – я тут же процитировал известную эпитафию – А вот припоминаю пару случаев оригинального утопления, это мне один приятель рассказывал.
- Давай ! Только сначала налей – сказал Андрюха. Налил.
- За тех, кого с нами нет !
- Особливо за утонувших и отсутствующих по причине проваливания в дерьмо – заявил дядя Вова.

(4)

- Не, все истории хорошо кончались – ответил я. - В стародавние совковые времена этот мой знакомый работал в строительстве, но не строителем, а в организации, которая тарифные сетки разрабатывала. Понадобилось как-то ему на один объект двинуться. Ну сделал всё, что хотел, уже вечереет, пора уходить. А там какую-то фигню подвезли, на дороге свалили, бульдозеры, грязища, и решил он обойти вокруг здания. Лето, жара, хочется домой и по дороге необходимо выпить холодного пива. Обходит, мечтая о кружечке пивка, видит – яма то ли с гудроном, то ли с какой-то смесью битума, но относительно жидкой консистенции, рядом досочки, всё культурно, идёт по ним, и вдруг грунт оседает вместе с досочками и он в эту яму падает.
- Да, битум – это хрень мерзкая… Я потом тоже расскажу. – сказал дядя Вова.
- Ладно. В общем, эта хрень была тёплой и вязкой, стал он в неё погружаться, дёргаясь, и погрузился по пояс. А вылезти – никак. Чумазый, как негр, а стемнело и его не видно. Кричит, чтобы вытащили – а успел глотнуть этой дряни и только хрипит, никто не слышит. Пару часов сидел, пока ночная смена его не обнаружила. Как раз к этой яме пришли. Уже холодало, с трудом его отковыряли. Одежду и ботинки, естественно, пришлось выкинуть.
Налил.
- Теперь за строителей !
- А почему это за строителей ? – спросил Андрюха.
– А дядя Вова ща расскажет ещё про битум.
- Аааа… Ну тогда за строителей !

(5)

- Поехал как-то один мой приятель с женой в Псков из Москвы. Но припозднились, дорога незнакомая, навигаторов тогда ещё не было, да и дорожники всё равно всё перекопали, загнали их на какой-то объезд, остановиться негде, в общем, решили заночевать рядом с дорогой. Пару раз тормозили, выходили – но места не нравились. Уже темнеет. Едут дальше, асфальт – свежак, видят – поворот на лесную дорогу, красота, песочек чистый, птички поют и всё супер-отлично. Даже из машины не стали выходить, потому как устали. Поспали отлично. Утречком тыр-пыр, машина ни с места. Как бы в песок провалилась и колёса не крутятся. Ни фига не понятно спросонья. В песке ведь буксовать должна ! Вылез приятель, полез под капот - всё нормально. Тут его жена вылезла, палку хотела запихать под колесо, помочь, глядит – а под песком застывший битум ! Вечерком ещё ничего был, а ночью прохладно, он и застыл. И диски схватились ! Блиииин… Одно хорошо - не по брюхо завязли, а только по мосты. По дороге никто не едет – видимо, объезд закрыли или основную трассу открыли, лопаты нет, ни фига нет… Зато есть палки – лес рядом – и баллонный ключ. Вот они два часа подручными средствами выковыривались. Как же он потом материл этих дорожников ! Не поленился, нашёл их контору, но те ушли в несознанку. Потом, правда, презентовали банку солярки – типа сам влип, сам и отмывайся ! До дома еле доехал, потому как всё соскрести не смогли, колёса разбалансированы, еле тащился… Потом неделю возился, пока в нормальное состояние машину привёл.
- А чем отмывался-то ? – заинтересовался Андрюха.
- А хрен его знает, не сказал. Ну, за химиков !
- Тааак. Это не про утопление рассказ. И у нас вторая заканчивается. За третьей далеко идти, аж 30 метров – сказал я.
- Как это не про утопление ? Машина же утонула в луже битума ! А за бутылкой я схожу, может, быстрее высохну – парировал дядя Вова.
- И пожрать захвати, если осталось ! – Андрюха после купания явно проголодался.
- Давай остатки добьём, потом схожу.
- Прозт !
- Цем воль !

(6)

- Не, дядя Вова, битум – тоже не оригинально, в инете мне такая байка попадалась. Может, твой приятель и запостил. Вот тонул ли кто-то в бочке с солёными огурцами ? А ? Вот-вот, а тот мой приятель, что на стройке тонул, он и в бочке тоже тонул !
- Что, в деревне по пьяни полез за огурцами ? Так бочки обычно маленькие, утонуть сложно.
- Не, при совке их в овощегноилище заслали, а там надо было выполнять задание партии: черпать из огромной бочки дырявым ковшиком с длинной ручкой огурцы и перекладывать в мелкую тару. Вот черпал он, черпал, огурцы уже заканчиваются. В бочке всего-то несколько штук осталось, неуловимых. А бочки преогромные ! Перегнулся через край и фигакс – вниз головой свалился. Но развернуться никак – ширины бочки не хватает. Благо уже мелко. Стоит на руках, огурцы вертлявые перед мордой плавают. Чуть руки ослабить – и рассолом забулькаешь. Орёт, булькает, ногами дрыгает. Наконец услышали, вытащили его с огурцом в зубах !
- Ну это ты заливаешь, про огурец в зубах !
- Не, это он мне сам так рассказывал.
- Эх, огурчиков бы сейчас солёненьких с картошечкой – Андрюха развил тему про “пожрать”.
- Пошли в деревню, я уже высох – сказал внезапно проголодавшийся дядя Вова – и последнюю на дорогу оставим, а то идти больше часа.
- Ну пошли. Одеваюсь.

(7)

На подходе к деревне, переходя овраг, на Перлошне, Андрюха припомнил:
- Забавно Витёк тут тонул ! Тоже в дерьме !
- Ага ! Надо же было такое учудить ! – ответил я.
- А я не в курсе – сказал дядя Вова.
- Ну как же, как-то один наш дружок приехал поохотиться и заодно то ли день рождения, то ли ещё чего отпраздновать – никто уже не помнит, что именно – народу куча была. Стояли на Упе, полчаса до деревни. В те времена можно было на пузотёрке проехать, если сено или лес не возили и сухо было, тогда жигуль без проблем проходил, даже через этот овраг, а сейчас только на танке ! Это в середине девяностых происходило. Водки всем хватило – перепились и разругались вдрызг, не помню, по какому поводу.
- Точно, я с этой пьянки в час ночи свалил и попёрся через лес и потом выше через овраг, потому как собаки лесника ко мне привязались, – прервал я Андрюху – и метрах в двухстах выше родника свалился в овраг в темноте, но до воды не докатился. Потом пошёл на сеновал у дома Алексеевне и задрых.
- Я тоже там дрых. – сказал Андрюха - И в четыре утра нас разбудили матюги и рокот трактора. Вставать было лениво, но через полчаса, поскольку матюги и рычание не прекращались, пошли посмотреть. Он умудрился свалиться на новенькой девятке в зловонное навозное болото под мостом, который был в самой нижней части оврага.
- А откуда там навоз-то ? – спросил дядя Вова.
- В то время ещё коровник и свинарник функционировали и сливали всё подряд в овраг, а потом в Мизгею скатывалось, как уровень болота переполнялся. Потом в Упу плыло.
- Да, бардак, никакой экологии не было ! – сказал дядя Вова.
- Да не то слово ! Хотя рыба была. Он ехал по мостику, и по пьяни показалось, что мостик широкий. Двоился, наверно. Левыми колёсами с моста слетел и на крышу упал. Затонул почти до колёс, сам еле выплыл, весь в дерьме, и пошёл по деревне тракториста искать. Так нашёл !
- Представляю…
- Ага, причём нашёл аж в Кашово, смог его разбудить, хотя тот только что прилёг, и притащить вместе с трактором к этому болоту. Машину час выковыривали. Как не странно, завелась сразу. Но отмыть на месте не смогли, так с дерьмом в салоне он и поехал.
- Мда… Потом хрен продашь.
- Точно. Полгода на улице её выстаивал, а дерьмом всё равно воняло, не знаю, продал или сгноил её…
- Как я понял, у нас привал – теперь в гору переть, так что допиваем последнюю. Наливай, Серёга ! – решительно заявил дядя Вова.
- Ну, за подводников !
- И недоутопленников !

(8) - вместо эпилога

- А почему Перлошна ? – спросил я у Андрея.
- Хрен его знает, может, навозный ручей так называется. Но вероятнее всего просто “переход через лощину”. А Мизгея – был крымский хан Мизгей, который в ней утонул. Где-то ближе к Сомово. А может, и здесь, недалеко.
- А чего его сюда понесло ?
- Говорят, драпал, но хапнуть успел. Где-то тут недалеко обоз утопил, в речке своего имени. Может, разлив был, здесь вода высоко стоит, везде заливные луга. Народ уже давно пытается ханское золото искать, разумеется, безуспешно. Может, его и не было.
- Это во времена татарского нашествия было ?
- Не знаю. Но татары тоже здесь были, вон ближе к Упе – Татарский брод.
- Здесь же засека тогда была, чего они сюда все пёрлись ?
- Плутали, наверно. Они обычно по рекам шли: засеки были вокруг, дорог нет. Около Одоева Поганое болото есть, в нем татар много потонуло, засеки пытались обойти. А вот немцы сюда даже не сунулись. Рассказывают, до моста в Кашово доехали мотоциклисты, посмотрели на это безобразие, плюнули, развернулись и свалили. Сельсовет функционировал, школа, народу много жило. Сюда даже эвакуировали.
- Да уж, аэрофотосъёмки у татар не было, вот они и потонули. А мост как был дрянной, таким и остался. И дорог как не было, так и нет.
- Не, это только последние лет десять. Никому нахрен деревни не нужны, кроме самих деревенских.
- Грустно. Доливай остатки !
- Тогда ещё раз за победу !
- За нашу победу !

Рассказано 2009.07.14
Записано 2012.06.21-22
Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 22 ноя 2012, 19:32

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Особенности охоты в окрестностях Бутырок

“Когда в руках у меня ружье,
самое безопасное место для фазана –
прямо напротив мушки.”
(Сидни Смит)

(1)

- Окарячивай ! Окарячивай ! – внезапно громко сказал лесник по прозвищу Карлуша, сидевший на пассажирском месте впереди, и, казалось, задремавший. Андрюха от удивления затормозил и остановился перед грязной лужей в глубокой колее.
- Чего ?
- Окарячивай, говорю.
- Как это ?
- Между колей двигайся. Свалишься – сядем. Или вообще поперёк давай.
- Аааа, понял.
Лужа не выглядела столь живописно, как на въезде в деревню, в ней не плескались гуси и в ней наверняка не лежал мост от трактора Беларусь, что традиционно для многих деревень, и ехали на жигулях, а не на мерсе, на котором въездную лужу один из охотников пытался преодолеть, лихо в неё влетев, поднимая весёлые фонтаны брызг, и на охоту не попал, а мерс утащили трактором на трассу и неизвестно как он его попёр домой, но Андрюха последовал совету и начал окарячивать, повторяя понравившееся слово.
Преодолев ещё несколько луж и переползя овраг, мы остановились у дома Карлуши.
- Ваши на Упе, сами знаете где. Пятый день стоят. Кабана распугали на десять километров вокруг. Какая там охота… До свидания. – и ушёл в дом. Вокруг машины прыгали и лаяли его собаки. Мы им явно понравились. Один чернявый то прыгал на двери, клацая челюстями и оставляя грязные следы на стекле, то пытался укусить за переднее колесо.
- Поехали, пока они у машины чего-нибудь не откусили. – сказал я – Похоже, он их вообще не кормит, вон какие худые.
- Точно, не кормит. Сами добывают или чего после охоты им подкинут. – и Андрюха, объезжая собак, продолжающих попытки вцепиться в передние колёса, порулил в сторону леса.
- Это они на поле мышковали, когда к деревне вчера подъезжали ?
- Похожи. Кошек тоже здесь никто специально не кормит, не принято. Иногда чего-нибудь им кинут, и пусть сами пропитание добывают. Зато естественный отбор действует, пока все не передохнут. Алексеевну считают чокнутой, потому что она своих собак и кошек кормит. Здесь, правда, городские кошки плохо выживают, обычно их собаки душат или в капканах на хорьков рубит.
- Серёга своего Санчо вроде Алексеевне подкинул, жив ещё ?
– Да жив, Алексеевна его в аренду сдаёт – как эксперта по уничтожению крыс.
Серёга, наш друг, как раз и затеял эту охоту, и, чтобы не путаться в Серёгах, потому что в повествовании вскоре появится ещё с таки именем, будем звать его одним из прозвищей: Голдфингер. На этого персонажа бондианы он был удивительно похож. Санчо – это кот-крысолов элитной породы, купленный в Архангельске за неприлично высокую по тем временам сумму, на которую деревенский житель мог безбедно существовать полгода, и который замучал Голдфингера устраиванием охоты в городской квартире за неимением крыс на собаку, детей, всех гостей, жену и его самого. Кот был передан на воспитание в деревню, и вскоре использован по прямому назначению – для ловли крыс, что ему чрезвычайно нравилось. Обычно его приглашали в свинарник ближе к ночи (да-да, как эксперта по ловле крыс) и там оставляли. Утром он, обессиленный, лежал у входа, там же рядком валялось обычно не менее десятка крыс. Потом он спал до вечера, а ночью его приглашали снова в свинарник или в другое место. Так проходило время в счастливой и непрерывной охоте ! И почти не оставалось времени на оставление потомства, в наше время в тех краях можно найти всего-то двух трёх прямых потомков Санчо… Через несколько лет после описываемых событий крыс в округе стало совсем мало, кое-где они вообще закончились, и Санчо заскучал, а потом решил начать охоту на собак. На одной из них он превратился из охотника в трофей. Крысы после этого радостного для них события быстро размножились, но через полтора десятка лет на сцену вышел один из его прямых потомков – Кузя – однако, об этом в следующих рассказах.
А Алексеевна – мать Андрюхи, переехавшая не доработав до пенсии в начале девяностых в деревню из Москвы по причине болезни мужа, Андрюхиного отца, чтобы пожить на природе, тем более, что он был из этих краёв, Белевский, и его родня была знакома со всеми в округе. Алексеевна в молодости была инструктором по туризму и постоянно пропадала в походах и на турбазах, что сначала никак не воспринималось, а потом вдруг стало приветствоваться её отцом, готовившим диверсантов во время войны и, видимо, осознавшим, что его дочь – почти диверсантка, причём он даже как-то привёл за ручку младшего сына и переедал сестре на воспитание. Алексеевна подошла серьёзно к переезду в деревню и притащила массу литературы по сельскому хозяйству и полезной для деревенского жителя прочей тематики, которую тщательно изучила. Жизнь в деревне для неё – как перманентный поход, то есть то, что ей всегда нравилось. А занятие хозяйством – лёгкая разминка. Одно время к ней даже прилипло прозвище “Бульдозер”. Однако, по мере изучения ею необходимой литературы, деревенские прониклись к ней уважением, поскольку коршун не таскал у неё цыплят, чеснок, который у многих рос плохо, вырастал до неимоверных размером, и прочее тоже... Так что её считают чудаковатой ведьмой, тем паче, что дом её – на краю Ведьминого оврага, места таинственного.

(2)

Через лес дорога была намного лучше, чем в деревне. На подъезде к заливным лугам стала слышна пальба, явно из нескольких разных стволов.
- Наши тренируются. Наверняка уже пара вёдер гильз есть. – усмехнулся Андрюха.
Деревья по дороге сменялись с дубов на сосны и редкие берёзы, потом снова на дубы, на заросли орешника и снова на вековые дубы. Выехали на луг, несколько километров длиной вдоль Упы, шириной порой до километра. Стоянка была над лугом в нижней его части по течению, между дубов с одной стороны и молодым сосняком с другой. Луг, недавно скошенный рядом со стоянкой, обрывался к реке небольшой болотиной – водопоем - метров пятьдесят в ширину и сотню в длину с родниками, один из которых, самый сильный, использовался всеми стоявшими в этом месте.
Под дубами стоял Чероки Голдфингера, почему-то с открытыми дверями, недалеко от него вяло горел костерок, на котором так же вяло что-то кипело в большом котле. Стояла небольшая палаточка, рядом с ней, как и предполагал Андрюха, были два ведра, но полным стреляных гильз было только одно, а второе наполовину. Никого не было видно, но справа из сосенок доносились крики, наподобие обычно издаваемых загонщиками, и громкие матюги вперемешку с выстрелами.
- Интересно, кого это они загоняют ? – спросил я у Андрюхи.
- Подозреваю, что все напились и кто-то работает за волка. Давай пока разгружаться.
Выстрелы прекратились, минут через двадцать матюги стали постепенно приближаться.
- Сейчас узнаем !
Первым из леса вышел Голдфингер с двумя ружьями, за ним Алексей с ружьём и пакетом стреляных гильз, за ним Валька, Андрюхин сын, тоже с пакетом, и за ним ещё трое, из которых я узнал только ещё одного Серёгу, двое из них несли на плечах палку, к которой за ноги был привязан белый петух, судя по всему живой, поскольку он изредка трепыхался и пытался клюнуть одного из несущих.
- Здорово ! Палатку привёз ? – спросил у меня Голдфингер. Правильный вопрос – привезли ли водку – он не задал по той причине, что редко употреблял её в больших дозах. Как говорил: “Мне много водки не надо, своей дури хватает !”. Но периодически – особенно на свежем воздухе – доказывал обратное.
- Привет. Привёз. Что, на петуха охотились ?
- Ага ! Загоняли гада. Охоты нет, жратва кончилась, поехали в деревню, купили петуха, он ещё в машине развязался, летал и клевался, но отловили. Обосрал всё, всё в перьях ! Только подъехали, так он опять развязался и сбежал ! В сосняк ушёл и по оврагу. Мы за ним. Шустрый, гад, палили-палили, никто не попал. Гоняли его по оврагу часа два, он выдохся, а у нас патроны кончились, тут его живьём и взяли !
- А что же в деревне его не умертвили ?
- Так на кого же тогда охотиться ? На него и собирались.
- Я вообще-то грибки собирать приехал.
- Грибов нет ! – категорично заявил Голдфингер – А дичь есть, но домашняя.
- Лисички-то хоть растут ? Всегда полно было, независимо от погоды.
- А мы не ходили. Потому что грибов нет.
- Понятно. Пока выпивка не закончится, ничего не начинается.
- Да ладно ! Хорошо, что друг друга не перестреляли, а то трое по одной стороне пошли, трое по другой, петух под перекрёстным огнём, летать пытался, и кое-кто влёт палил. – сообщил Алексей – Но все безобразно мазали.
- “Давно Вы охотитесь на слонов ? С тех пор, как потерял очки !” – выдал анекдот Валька.
- Ты все гильзы собрал ? – строго спросил Голдфингер, который был в очках – Завтра проверю. Мы не гадим !
- Это точно, жрать-то почти ничего не осталось, вот петуха бы упустили, и гадить скоро было бы нечем ! – снова выдал Валька – Пойду я лучше к бабушке в деревню, она покормит.
- Это неспортивно ! Вот ведь молодёжь пошла… Приехали на охоту, что подстрелили, то и жрём.
- Так все похудеют. И закусывать нечем. А водка на пустой желудок… - начал я, но меня прервал Серёга (третий), подойдя к нам и задав ожидаемый вопрос:
- Водку привезли ? Третий день самогон пью, уже не лезет.
- Привезли, не беспокойся, но я красненького себе взял, водку не буду. – ответил я. Чтобы как-то отличать третьего Серёгу от других двух, буду, пожалуй, использовать прозвище Мачо. Со словом “мачо” вечно непонятки. Так, в инете можно найти: “Мачо - агрессивный, прямолинейный мужчина. Слово происходит от испанского macho - бык, от древнего итальянского - козел; в самом испанском используется machista” или “macho-самец, macho de cabrio – козел”. Поскольку прозвище Мачо соответствовало Серёгиному характеру и фамилии, то он не обижался, и даже коллекционировал игрушечных козликов.
Алексей и Валька высыпали содержимое принесённых ими пакетов в неполное ведро. Стреляных гильз стало ровно два ведра. Андрюха толкнул меня в плечо:
- Видишь, здесь время зря не тратили. Только с добычей плохо.
- У нас ещё чуть-чуть баранины осталось с прошлой охоты, вон хашик варится. Но уже надоела. Надо этого петуха порешить и сварить с остатками баранины. Но умертвить надо правильно. Устроим состязания по стрельбе. Стрелять будем пулями. Картечь и дробь запрещены. Оптика тоже. Начнём с пятидесяти метров. – экспромтом выдал план дальнейших мероприятий Голдфингер. – Совещание открыто, кворум имеется. Повестка дня оглашена. Кто против решения ? - Накто не был против. Решительно отмерив шагами оговоренное расстояние в направлении бугра с сосняком, он крикнул – Тащите сюда этого гада ! Не упустите ! Верёвку нормальную найдите !
Итак, петух был привязан за ногу к вбитому в землю колышку, как он не сопротивлялся, героически пытаясь клюнуть кого-то в глаз или ударить шпорами. После того, как все от него отошли и выждали минут десять, петух успокоился, но продолжал расхаживать из стороны в сторону, сколько позволяла верёвка, изредка останавливаясь, чтобы потеребить её клювом.
- А на барана когда охотились ? – спросил я Андрюху.
- Пару недель назад, в прошлый приезд. Почти та же история, как с петухом. Отвязался и в лес свалил. Направился в сторону деревни – типа домой. И ведь дошёл до дома, пока его в лесу и по оврагам искали ! Хозяйка была очень удивлена, когда за вторым бараном приехали, а первый – проданный – на месте. Потом всё-таки поохотились. Но баран крупный, в него легко попасть. Всего не съели, немного в холодильнике у Алексеевны оставили. – он взял пустой котелок - Надо подготовиться к ощипыванию, может, быстро петуха порешим, так что кипяток нужен. – и пошёл за водой к роднику.
- Ружьё я тебе захватил. – сказал Голдфингер, обращаясь ко мне – Сейчас в машине возьму. – Он пошёл к машине и вернулся с помповым ружьём устрашающего вида и тремя коробками патронов. – Патронов ещё полно, такими темпами на неделю хватит. А помпа заедает, если что, долби прикладом по дереву. Железяка тебе в самый раз, хрен ты из неё попадёшь ! – заявил он, припоминая, что стрелял я очень даже неплохо, если целился с левой руки левым же глазом, поскольку правым видел плоховато. В нынешнее время левым вижу как тогда правым, так что на охоту со мной ходить стало опасно. И стреляю навскидку, не целясь, поскольку целься – не целься, всё равно – вероятность попадания примерно та же. А так интереснее. Когда-то в далёком детстве соорудили с Андрюхой себе по пневматике и тренировались в стрельбе не целясь из разных положений, начитавшись ковбойских историй.
- “Трепещите, жалкие редиски !” – процитировал я любимое выражение дяди Вовы, когда ему начинала переть карта в преферансе, передёрнул пару раз помпу, обнаружив, что она всё-таки работает, и прицелился в петуха. – Мушка вроде сбита. Или у меня глюки и ствол кривой ?
- Может и кривой. А тебе пофиг, ты всё равно мушки не видишь. – рассмеялся Голдфингер.
- А я левым буду целиться !
- Ну-ну. – и, начертив палкой линию, с которой следовало стрелять, Голдфингер предложил – Жребий ?
Мне выпал последний номер, Голдфингеру первый.
– После меня стрелять уже будет не в кого ! – заявил он.
- Очки снимите – предложил Валька.
- И тебе их одену ! – парировал он.
- Я его с первого выстрела сниму ! – заявил Валька.
- Тоже мне, Дерсу Узала !
- Какой ещё Дерсу ? – Валька либо демонстрировал вопиющее незнание литературы из школьной программы, либо хотел услышать комментарий Голдфингера по этому поводу.
- Охотник такой был. Дерсу – потому что дерзкий был ужасно. Всем дерзил. Даже тиграм. Они его за это сожрали. – выдал Голдфингер. – Приступим. Но сначала выпьем. Трезвому Серёге – две штрафных ! Дети не пьют.
- Я не против, если с закуской.
- Закусишь потом. За хорошую охоту !
Выпили сначала по одной, потом за компанию с моими штрафными, потом добавили, потом ещё немного – просто так. После этого меткость у нас должна была повыситься, никто в этом не сомневался. Пора бы и начать.
- Эй, про петуха забыли ! Вон – уже улёгся, в него, неподвижного, да ещё лежачего, стрелять неспортивно ! – возмутился Алексей. Петух был поднят на ноги, а для того, чтобы он двигался, насыпали ему кусочков хлеба, которые он принялся выбирать из травы.
Все эти длительные приготовления, незапланированный фуршет и подготовка петуха привели к тому, что некоторые заявили, что им этот петух нафиг не нужен, поскольку есть свежая водка, способствующая оживлённой беседе. А вернувшийся с родника Андрюха принял пару раз вместе с нами и пошёл за дровами в сторону, противоположную предполагаемым выстрелам, при этом заявив, что стрелять мы будем с такого расстояния до тех пор, пока патроны не кончатся, а в петуха не попадём. И в этом стриптизе он не будет принимать участие. Тем не менее, четверо оставшихся в строю решительно выдвинулись к линии огня.
- Напоминаю: стрелять только пулей, один выстрел, потом стреляет следующий. – сказал Голдфингер – Приступим. – и добавил – После трёх… нет, после двух кругов принимаем по маленькой !
Петух в пятидесяти метрах от нас ковырялся в траве, выискивая крошки хлеба, дергал головой вниз-вверх и даже пытался копать, несмотря на мешающую ему верёвку.
Сделав по два безуспешных выстрела, приняв по маленькой и посмотрев на петуха в полевой бинокль, мы обнаружили, что так петух виден намного лучше, чем невооружённым глазом. А одним глазом некоторые из нас вместо петуха видят просто двигающееся белое пятно, да ещё закрываемое мушкой. Было организовано совещание и единогласно принято два важных решения: во-первых, принять ещё немного, для улучшения зрения, а во-вторых, сократить дистанцию до тридцати метров. Я голосовал “за” по всем пунктам. Помпа пока не заедала, но пуля летела совсем не туда, куда я пытался целить, её было видно в полёте, она, что характерно для дрянной помпы со слабым выстрелом, рисовала траекторию расходящейся спирали с заметным занижением метров с тридцати. В общем, пугач - он и есть пугач.
С тридцатиметровой позиции дело пошло веселее: Голдфингер со второго выстрела попал в столбик, к которому был привязан петух, находившийся в это время в полуметре от столбика, и заявил, что туда и целился – для хохмы. Никто ему не поверил. На всякий случай я сходил проверить – не обрёл ли свободу петух. К помпе я уже приноровился, траектория пули была повторяемой, и ещё после двух кругов отстрелил-таки петуху полголовы.
- У тебя дурная привычка, как у киллера, стрелять в голову. – заявил Голдфингер, и, вытащив из ножен устрашающего вида охотничий нож, направился к телу.
Пока одни соревновались, а другие уничтожали свежую водку, хозяйственный Андрюха успел принести дров и закипятить воду, при этом почти не пропуская возлияния. Превращение петуха в тушку для приготовления ужина он никому не доверил, заявив, что с перьями он есть не хочет, а что ещё от нас ожидать – только очередного совещания на пару часов, после которого неизвестно, какие будут приняты решения по приготовлению петуха.

(3)

Утро началось часов в одиннадцать с головной боли. Выйдя из палатки и окинув взглядом сложенные городошными фигурами пустые бутылки, я понял, что вчера пил и вино, и водку, и самогон, что делал совершенно напрасно. Голдфингер спал в машине. Проснулись мы почти одновременно – он выполз из своего джипа, закрыл за собой дверь, потом постоял недолго, покачиваясь, и, снова её открыв, решительно направился в кусты…
- А чего ты двери не закрываешь ? – спросил я после его возвращения.
- Сигналку новую мне поставили. Она, зараза, иногда стёкла поднимает и двери блокирует.
- Так отключи её.
- Мануала нет. Пробовали, куча проводов, выдёргивали наугад, так машина потом не заводилась. Вот гады, удружили, “крутая сигналка” !
- Так доиграешься… хрен уедешь отсюда.
- Ага, третьего дня так и было ! Поехали разведать, чего на Сударевом поле происходит, может, кабан есть. Потом в лес свернули. Темно уже. Вышли все из машины и разошлись кто куда. Ключи в машине оставил, чтобы не потерять. Так закрылась, зараза !
- А я всегда ключи под колесо кладу – сообщил вылезший из палатки Андрюха.
- Я тоже клал, пока как-то раз час на поиски не потратил. Забыл, куда сунул, да и зарыл капитально. – парировал Голдфингер.
- Как открыли-то ? – спросил я.
- Легко ! Дверь отжали и веточками, веточками дёргали за ручку. Самое сложное – правильную веточку найти и сучочек обрезать на нужную длину. Делов на десять минут.
- Что-то подозрительно быстро, наверно трезвые были !
- Не, это потому, что самогон в машине остался, а выпить после прогулки очень хотелось. И вообще, никаких условий, охоты толковой нет, подкормок нет, поспать нормально негде, пожрать тоже, на джипе тут особо не поездить. Нужна нормальная база ! – заявил Голдфингер. – И не просто база, а охотхозяйство. Этим и займусь, как протрезвею. – Собственно, вскоре этим он и занялся, причём успешно, и через несколько лет в тех местах действительно было создано охотхозяйство. Но об этом – в других рассказах. А пока мы, собравшись около костерка, рядом с которым стоял котелок, обнаружили, что он пуст.
- Похмелиться хоть есть чем ?
- Ща поищем.
Но поиски оказались безуспешны… Все сложенные городошными фигурами бутылки оказались пусты, я их принялся пересчитывать, но Андрюха меня остановил – Не надо ! И так плохо ! Лучше не знать, сколько…
- Что, всё выпили ? И сожрали вчера всё ? – спросил Голдфингер – Вот какие мы гады !
- Фигня. У Алексеевны есть лишний петух, вчера узнал. – сообщил Андрюха – И часть водки я у неё предусмотрительно оставил.
- Это тот облезлый, пожилой и жилистый ? Да ему сто лет, у него не то что гребешок, у него и ляжки уже синие ! Он несъедобен. – этого петуха я не далее как вчера видел у Алексеевны, и она сообщила, что, видимо, судьба ему умереть своей смертью - Им даже лиса побрезговала, когда пару недель назад кур таскала.
- А какие ещё варианты ? Никаких. Поехали ! – сам спросил и сам решительно ответил Голдфингер – И снова устроим охоту. Реванш. – он посмотрел в мою сторону – Этого я подстрелю !
- Ну-ну. Правила те же ?
- Подумаем. Я поехал, и вы тут думайте. – и направился к машине – Кто со мной ? Соображайте ! – Посовещались, и выяснили, что сил ехать в деревню даже в качестве пассажира ни у кого больше не было. Кроме Голдфингера, который жаждал реванша. Надо кого-то принудительно направить. Тут мнения по кандидатурам разделились: ведь экспедиция в деревню могла закончиться тем, что вся оставшаяся в заначке водка будет выпита до возвращения на стоянку. Поэтому с Голдфингером откомандировали Вальку – как непьющего из-за молодого возраста. И, выписывая зигзаги на скошенном лугу, машина удалилась куда-то в сторону деревни.
- Пари ? Доедет или нет ? – предложил я.
- Доедет. Может, и обратно вернётся. – рассмеялся Андрюха – Он когда за рулём, трезвеет и решительно движется к цели, равномерно и прямолинейно. Помнится, недавно у нас стычка была с какими-то местными бандитами на трассе. Едем ночью в Москву после охоты, я дремлю на заднем сиденье, он за рулём. Вдруг кричит: “Андрюха, заряжай и стреляй !”. Смотрю, какой-то жигуль нас оттеснить к обочине пытается и рожи оттуда высовываются очень мерзкие, ручонками машут, один с пистолетиком. Луна светит, небо ясное, хорошо видно. В отрыв уходить не резон, могут шмальнуть и с дури ещё и попасть. Открыл окошко, они на полкорпуса отстают, пальнул им поверх капота. Они в кювет улетели, ткнулись и затихли. А Голдфингер всё это время не притормаживал и не разгонялся, как будто ничего и не происходило. Останавливаться и смотреть, чего там с этими придурками, не стали. Ехали как обычно.
- Ну конечно, тачка им понравилась. А я помню, он как-то в штаты ездил, рассказывал, сувенир привёз – сирену от полицейской машины. Едет по хайвэю, и по дороге типа нашего поста – ихний полицейский пост, а около него разбитые машинки валяются, полицейские. Остановился, вылез, спрашивает – можно ли чего открутить на сувениры. Ему говорят – да хоть всё забирай, это хлам. Открутил сирену. Поставил себе на волгу – он на волге тогда в России ездил. А поскольку тональность ихних сирен не такая, как у наших, использовать не запрещено. Вот и развлекался, догонит кого-нибудь на трассе, кто превышает, и как врубит ! Прикольно, некоторые останавливались, а он подъедет, вылазит, подходит, представляется по-английски: “Полиция штата Мэн. Капитан Голдфингер.” Кое-кто тут же взятку совал. А он говорит: “Баксы давай ! Рубли не беру !” Вот смеху-то порой было !
- Ага, развлекуха !
Так за разговорами время быстро прошло. Притащили ещё воды и дров. Котелок с кипятком подготовили заранее. Подобрали все не найденные ранее гильзы. Даже почистили ружья. Тут Голдфингер с Валькой и подъехали.
- Экспедиция завершена успешно. Петух отловлен, связан, упакован в мешок, мешок завязан. Водка найдена и доставлена. Но Алексеевна всю не отдала, сказала, что всё равно выпьете, независимо от количества. – доложил Валька.
- Отлично ! Можно приступать !
- Придумали план охоты ? – спросил Голдфингер.
О плане мы как-то и не думали… Но Андрюха сказал:
- А чего думать ? Выпускаем петуха на волю в районе водопоя. Через речку он точно не пойдёт. Встаём вверху на номера. Парами: стрелок и заряжающий. Палим по очереди, по два выстрела подряд. Сначала из одного ружья, потом из другого, чтобы шансы уровнять. После двух кругов стрелок и заряжающий меняются.
- Что-то сложно… А петух не уйдёт в лес и опять в овраг ? – выразил опасение Голдфингер.
- Сложно – это хорошо, чтобы хоть как-то мозги работали, надо правила придумывать. Посложнее. А петух не уйдёт, если правильно над водопоем встать. – парировал Андрюха.
- Так, а если мы стоим всей командой, то как будем выпивать ? – поинтересовался я.
- Заряжающие наливают и подносят стрелкам. Потом меняются.
- Так они ещё и наливающие ! А сами не пьют ?
- Нет. Ждут своей смены.
- Ни фига себе правила ! Даже выпить нельзя.
- Надо заниматься самовоспитанием. Хотя, конечно, негуманно… Ладно, предлагаю: все пьют, но не одновременно, чтобы было кому следить за петухом, а то свалит в лес. Если пытается свалить, ближайшие к петуху заряжающие выполняют роль загонщиков.
- А как с помпой ? Больше двух не заряжать ?
- Точно.
- Картечь и дробь запрещены ? Учтите, запасы пуль ограничены.
- Как кончатся пули, переходим на картечь.
- Оптика, разумеется, тоже запрещена.
- Договорились. Жребий ?
После жеребьёвки, перед началом которой, во время и после проведения было принято некоторое количество алкоголя, здоровье определившихся на первый круг стрелков и заряжающих резко улучшилось.
Запасы патронов были поделены, разложены кучками над водопоем в соответствии с номерами, туда же были доставлены стаканы и бутылки, и, для повышения комфортности, принесены обрубки брёвен, на которых разложили натуральную закуску, привезённую от Алексеевны – свежие огурчики и чёрный хлеб. Всё готово.
- Так, петух ведь связанный, и в мешке. Он бегать сможет или уже сдох ? – задал вопрос Мачо.
- Вот и проверь. Ты же заряжающий в первом круге, и на первом номере, так что заряжай, наливай, и выпускай ! – ответил Андрюха.
- Даааа, ответственное дело. А вот как он ломанётся в лес, что делать ?
- Догонять. Загонять. Остальные подстрахуют.
Встали на номера. Заряжающие на всякий случай заполнили собой промежутки между стрелками – на случай побега дичи. Мачо взял мешок с петухом, и, громко матерясь, проваливаясь и лавируя между кочками, двинулся к середине водопоя, места топкого и грязного.
- Ну нафиг ! Около первого номера выпускаю. Здесь мокро.
Он неторопливо развязал мешок, засунул в него руку. Разумеется, петух его тут же клюнул.
- Ёклмн ! Мне нужна дезинфекция ! И внутрь - успокаивающее !
Вторая попытка извлечения петуха закончилась тем же, и третья тоже, на руке у Мачо начали образовываться синяки.
- Что за бойцового петуха вы притащили ? Зверь просто ! – Мачо наконец-то справился, вытащив петуха за ноги из мешка, а голову обмотав свободным углом мешка. Прижал петуха к земле – Развязываю ! – и освобождённый петух, быстро сориентировавшись, громко захлопал крыльями и взлетел…
Низко, конечно, летел, да и недалеко, но этого оказалось достаточно, чтобы оказаться на одной линии со стрелками. Такого поворота дел никто не ожидал, стрелять не стоило, а вот вверх пальнуть – в самый раз, что и проделал Голдфингер. Петух со спринтерской скоростью побежал в сторону сосняка.
- Ааааа ! Загоняй ! Со стороны леса заходи ! Ружья бросьте на номерах ! – закричали все вразнобой и побежали с разной скоростью по дуге, пытаясь отрезать петуху дорогу к отступлению в овраг…
Бегать по посадкам ельника – дело нереальное, если поперёк рядов. А по молодому сосняку ещё туда-сюда, это не ельник, у сосенок ветки хрупкие. Только глаза рукой надо прикрывать. Только и слышно – хрусть, хрусть… Петуху-то что, он понизу, там чисто, а ты мордой ветки ловишь ! Но у человека преимущество несомненное: мозги ! Петух выдыхается быстро, потому как силы свои тратит попусту… Что и произошло. Быстроногий Валька отрезал пути отступления в овраг, подоспела тяжёлая кавалерия, а потом и пехота. Петух был уже вялый, матюгами, криками и гиканьем погнали его обратно к водопою. Всего-то на часик развлечений ! Наконец встали на позиции.
А дальше – не интересно… Петух туда-сюда по водопою скачет, по нему палят, редкие кустики и трава скашиваются пулями и падают… Как в кино. Со мной на номере Андрюха стоял, так мы, чтобы веселее было, навскидку палили, не целясь. Тут петух очередной скачок делает, я в него палю, и он вдруг взмывает вверх и по крутой дуге пикирует вниз… И исчезает из поля зрения. Попадание ! Но, не видя цели, народ некоторое время стреляет в место его предполагаемого падения, которое скрыто кустиками. Пока патроны не кончаются. И вот, наконец, долгожданная тишина.
- Между прочим, в азарте пальбы мы даже не выпили ни капли ! – вспомнил Андрюха – Это серьёзное упущение !
Приняв маленько за факт успешного завершения охоты, мы приступили к поискам тела. Странно, но петуха не моги найти минут двадцать, так как он спикировал и попал в ямку под кустами, вырытую то ли барсуками, то ли ещё кем, как раз по его размерчикам. Где и скончался.
- Так, картечью, значит, накрыл ! – сказал мне Голдфингер, вертя петуха – А у меня ещё пули остались ! Нарушение правил !
- У нас на номере только картечь. Иди, посмотри ! – сказал Адрюха – Кто патроны делил ? Ты и делил.
- Ну ладно. Реванш потом возьму. Пошли ощипывать.
Ощипать петуха было недостаточно, надо было ещё и выковырять из него свинец. Поковырявшись минут десять, решили, что немного свинца дело не испортит и кинули тушку вариться. А сами снова сели пьянствовать, в чём никто и не сомневался.
За разговорами время летит незаметно, но через час петух был проверен, и через два, и через три… Всё жесткий. Наконец, после четырёх часов был достигнут удовлетворительный результат. Стали его жевать… И я тут же сломал зуб об картечину. После этого с охотой на петухов завязал ! А Голдфигер с Андрюхой постоянно там охотились. Примерно с таким же успехом…

Происходило в середине девяностых прошлого века,
точной даты не помню из-за большого объёма выпитого…
Записано в июне-июле 2012
после опроса участвовавших в действе и освежения воспоминаний.
Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 14:45

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Игры на свежем воздухе непосредственно в Бутырках

“Что ни толкуй Вольтер или Декарт,
Мир для меня - колода карт,
Жизнь - банк: рок мечет, я играю
И правила игры я к людям применяю.”
(М.Ю.Лермонтов)

(1)

- Алкоголики ! Тунеядцы ! Кто хочет поработать ? – громко сказала над ухом Алексеевна, цитируя фразу из известного фильма, прервав мой и Андрюхин послеобеденные сны. Мы возлежали на раскладушках в тени под огромной старой яблоней в саду. Какой он сон видел - не знаю, но лично я заказывал зимние пейзажи Красноярского края и прогулку на лыжах по сопкам. Второй раз не дали досмотреть, безобразие. Жара, хотелось снега и льда. Андрюха, видимо, тоже хотел на север, поэтому быстренько переполз с раскладушки в ванну, стоящую на кирпичиках под той же яблоней. Вода, налитая утром из скважины, ещё не успела нагреться, и была приемлемой температуры.
- Сегодня идём на дело ! Сбор в двадцать два ноль-ноль у крыльца. – продолжила Алексеевна.
- Издеваешься ! Время ещё раннее, наверно, шести нет. – возразил Андрюха.
- Уже семь. И дел полно. Парник надо полить. Огурцы собрать. Усы обрезать. Всё подвязать. Ещё пару грядок вскопать. Редиску выдергать, новую посеять, полить. – Алексеевна огласила краткий перечень работ и ушла из сада.
- Чего-то мы разоспались… Серёга, передай пиво, пожалуйста ! – нагло попросил Андрюха – Вон в ведре лежит. А то я из ванны не достаю.
Я попытался встать с раскладушки – ведь всё равно надо было вставать – но получилось только с третьего раза. Видимо, из-за того, что под ногами было полно кротовых кучек.
- Когда кротов изведёшь ? Давай их водой зальём ! – предложил я, передавая Андрюхе вожделенное пиво. И открыл бутылочку себе.
- Уже пробовал. Весь день насос гонял, из скважины в дырку лил, как раз в ту, на которой ты сейчас стоишь. Так всё куда-то ушло и даже лужи не образовалось. – Андрюха справился наконец с пробкой - Видимо, у них там нарыто много, сплошные пустоты, заполнить нереально. – и принялся заполнять пивом пустоты в своём организме.
- С кротами один мой приятель вот как боролся: брал петарды, поджигал и пихал в дырку. Кроты шума не любят. И сваливают. А отпугиватели с батарейками на больших площадях не действуют.
- Здесь столько дырок, что петард не напасёшься !
- Всё просто делается. – сообщила Алексеевна, вернувшаяся с пустыми вёдрами – На огороде втыкаются железные штыри, например, куски арматуры, на них вешаются банки из-под пива. Ветерком их колышет, банки звякают, кроты уходят. Чтобы банки лучше парусили, прорезаются продольные дыры и стенки отгибаются наружу. Вон, посмотри – на огороде ни одной кучки нет ! Все в сад эмигрировали.
- А ещё говорят, что много пива вредно ! Что здесь штыри не втыкала ? Банок полно. - спросил Андрюха.
- Штыри кончились. На парник ушли. Хотя коротковаты. Вечером идём на дело. Только тихо. А сейчас черпаем из бочки воду, несём к парнику, поливаем под корень, норма расхода – восемь вёдер. – и снова ушла.
- Ничего не понял. – сказал Андрюха и вылез из ванны – Ладно, сначала поливаем. Я уже забыл, чего там дальше по списку…
После чего начался очередной период игры в сельхозработы. Главное, это придумать правила !

(2)

К двадцати двум ноль-ноль мы, разумеется, не успели, и прибыли на место сбора только в наступившей темноте. После выдёргивания редиски и вскапывания грядок нам с Андрюхой следовало восстановить водный баланс, что мы непрерывно и делали, как во время сельхозработ, в качестве превентивной меры, так и после, прикончив начатый перед поливом парника ящик пива, которое очень неплохо легло на выпитые ещё вчера и сегодня крепкие напитки. Но последние грядки, которых оказалось вовсе не две, вскапывались совсем тяжко, и получились неровными, напоминающими кучки каких-то гигантских кротов, а редиска была посеяна синусоидально-гнездовым методом. Около девяти пролетала тучка и прошёл довольно сильный дождичек, минут на пятнадцать, так что неровности получились исключительно из-за этого, а вовсе не из-за пива. Мы присели на крыльцо, каждый с бутылочкой пива. Алексеевна, оценив наше состояние, стала формулировать задачу:
- Разведка донесла, что на расстоянии около трёхсот метров от дома находится неизвестное количество арматурин. Очень длинных и очень даже подходящих для парника. На ничейной земле. Надо их взять.
- То есть стырить ? – спросил я.
- Если огород заброшен двадцать лет назад, то он ничей. И штыри ничьи. Вон у меня года три назад спёрли рамы парника из алюминия. Из трубок. Знаю, кто. Он потом каялся, говорил, что по пьяни. Так что мне нужны арматурины. – и перешла непосредственно к теме - Фонари не брать. Не курить. Перемещение скрытное. А то засекут.
- Оружие брать ? – попытался пошутить Андрюха. Алексеевна чуть было не испепелила его взглядом, и он сменил тон – Вообще-то темно уже. И туман из Ведьминого оврага лезет. Может, завтра пойдём ? – На другой стороне оврага, за Перлошной, в полукилометре от нас, Иван жёг скошенную траву и всякий мусор. Он обычно занимался этим серьёзным делом раз в неделю, к темноте, а дым, в зависимости от погоды, то поднимался вверх, то стелился по оврагам и над речкой. Этим вечером туман смешивался с дымом, заполняя низины. Как они переполнились, смесь стала заползать на бугры.
- Нет ! Сегодня идём. Завтра некогда, дел полно. – настаивала на своём Алексеевна. Дальнейший спор был бессмысленным.
- Ну ладно, веди ! – и Алексеевна в быстром темпе повела нас зигзагами, рассекая выползавший из Ведьминого оврага туман с запахом дыма, легко ориентируясь в кромешной темноте, явно избегая дорог и тропинок, преодолевая какие-то скрытые зарослями грязные канавы, о наличии которых в тех местах я никогда и не подозревал, высоченную крапиву и заросли колючек. После пива было тяжеловато поспевать за Алексеевной.
- А что так сложно ? Никого же нет на полкилометра вокруг ! – спросил я.
- Тихо ! В Кашово слышно, как вы топочите ! Идите за мной. Молча. Не разбредаться. – и Алексеевна продолжила перемещение, используя рельеф местности, заросли кустов, деревья и едва различимые разрушенные сараи, так, чтобы нас не было видно ни со стороны деревни, ни со стороны фермы.
- Я уже заблудился. И крапива жжётся. А я в тапочках ! И ноги голые ! – пожаловался Андрюха, пытаясь увернуться от качающейся после Алексеевны крапивы, что в туманной темноте было делом безуспешным. – Диверсантка, дочь диверсанта, ёлки-палки ! Всё “турысты мы, турысты !” Куда завела ? Ни хрена не видно !
- Тихо ! Быстрее двигайтесь, что вы как варёные ! Немного осталось. Крапива полезна.
- Ты Андрюха, сам диверсант ! Я помню прекрасно, как мы ещё в школе в походы ходили. Так ты всегда нас в болото какое-нибудь заводил, когда тебе карту давали. – припомнил я Андрюхе и решил тоже пожаловаться на тяготы похода – Похоже, уже полкилометра по зарослям лезем, непонятно куда, вон все в репьях !
- Тихо ! Совсем тихо ! Пришли. – громко прошептала Алексеевна и махнула рукой куда-то в темноту – видимо, в сторону зарослей особо высокой крапивы – Здесь. Выковыриваете арматурины, складываете в кучу, связываете. Верёвка есть. Быстрее, а то скоро дождь пойдёт.
Было абсолютно темно, туман продолжал висеть... Наше местонахождение мы с Андрюхой так и не определили. Ориентиры не были видны. Луна тоже, звёзды – тем более. Либо они были закрыты тучами, либо туманом, либо их спёрли. Мы с Андрюхой стали разыскивать на ощупь и вытаскивать из зарослей ржавые арматурины пяти-шести метров в длину, некоторые из которых валялись и были частично засыпаны землёй, а некоторые торчали в виде арок и никак не выдёргивались. Алексеевна координировала наши действия. Некоторые арматурины пришлось тянуть вдвоём, при этом мы кряхтели и пытались материться, когда попадали в очередной раз в крапиву, но Алексеевна строго блюла тишину и каждый раз на нас грозно шикала.
Наконец все железяки были собраны и связаны, и Алексеевна объявила – Обратно идём другой дорогой. За мной ! – и двинулась куда-то вперёд, в темноту. Мы не стали с ней спорить. А зря. Обратная дорога была почему-то менее ровной и значительно длиннее, крапива была намного выше и гуще, а репьи крупнее, да и чертополох попадался намного чаше. Связка арматурин весила не меньше четырёх пудов и цеплялась по дороге за всё подряд. Метров через пятьсот, а может и шестьсот, мы совсем выдохлись. Алексеевна сжалилась над нами и вывела, вероятно, на дорогу, потому что крапива кончилась. Было абсолютно темно, но туман потихонечку развеивался, и вдалеке проявился узнаваемый фонарь над крыльцом, после чего стало ясно, что до дома оставалось метров двести – Отдых пять минут, можно курить. Молча.
- Так. Ты что, вокруг дома нас водила ? И арматурины лежали в крапиве за сараем ? – высказал догадку Андрюха, яростно расчёсывая крапивные ожоги на голых ногах.
- Не угадал. Видел же, через Володин участок шли. – то есть через участок дяди Вовы, младшего брата Алексеевны, который по её примеру тоже купил дом в деревне, соседний, но, пока не вышел на пенсию, не собирался в него переезжать. И бывал не чаше двух раз в год, а за домом следила Алексеевна. Вернее, её козы, которых она там селила на зиму.
- Значит, сами у себя и тырили ! Ну и шуточки !
- Вам полезно побегать. После возлияний.
- Хорошо ещё, по Ведьминому оврагу не заставила лазить !
- Это в следующий раз ! А пока, детки, поиграли в разведчиков, как лет сорок назад.
- Вот спасибо-то спасибо. Давай, корми и наливай после таких трудов !
Надо отметить, что Алексеевна горазда на выдумки подобных фокусов. Так, про неё местные рассказывали, как она поросят на ферме дрессировала. Нанялась она как-то на свиноферму. Определили её заниматься поросятами. Дело хлопотное, гадят где попало и убирать за ними надо. Алексеевна довольно быстро приучила их делать свои дела в одном месте, и на уборку у неё уходило минут десять. Потом поросята стали ходить строем и слушаться команд. Местные были в шоке ! “Ну точно ведьма” – такое было общее мнение. А когда она стала прикармливать ёжиков, тут все стали крутить пальцем у виска, но ёжики ходили ночью по огороду и собирали вредителей. Правда, дрессировке не поддавались, но пользу приносили. Вот такие игры…

(3)

Ночью пошёл дождь, как и было предсказано. Утром, часиков в десять, дождь прекратился, тучки развеялись, и мы собрались пойти в лес по грибы, но Алексеевна нас остановила.
– Помните ? Завтра Володя приедет. Ещё Валькины друзья собирались. На Петров день – катание колёс, потом наверняка кто-то придёт. В доме сидеть жарко. Организуйте чего-нибудь в саду. За грибами к вечеру пойдёте, сейчас мокро. А у тебя день рождения в Петров день, если ещё не забыл. – посмотрела она на Андрюху.
- Мда… Предстоит недельная пьянка. Как минимум. – я стал припоминать, какие запасы спиртного остались. Вспомнив и произведя несложные арифметические расчёты, пришёл к выводу, что придётся их пополнять, если никто не привезёт.
- А что организовать-то ? – задумался Андрюха – Столы можно из старых дверей сделать, лавки из досок. Но если дождь будет – а на Петров день обязан быть – то какой смысл ?
- Давай навес организуем. – предложил я.
- Если Алексеевна арматурины пожертвует на такое дело, то из них и организуем. Арками поставим и полиэтиленом сверху накроем. Но не как парник, лишь крышу настелим. – Алексеевну уговорили за пять минут, тем более, что переделка парника планировалась только на следующий год, а текущий ремонт можно было выполнить, используя всего пару арматурин. Остальные – для навеса.
Поскольку количество людей, которые могли нас посетить, было заранее неизвестно, а навес не хотелось делать на один раз, был разработан проект: для стола делаем фундамент из кирпичей, на них ставим табуретки, на них кладём двери, а лавки делаем из кирпичей и толстых дубовых досок. Всё это размещаем под той самой яблоней, где мы предавались послеобеденному сну. Для навеса арками над столами втыкаем арматурины, запускаем поверху по центру бревнышко, крепим проволокой, чтобы ничего не качалось, потом вяжем каркас из верёвок, сверху кидаем старый полиэтилен от парника и вяжем его верёвками к арматуринам. И мы немедленно приступили к реализации, получив одобрение от Алексеевны. Поскольку развалившихся домов в деревне хватало, то найти кирпичи не составляло труда. Более того, как раз между домами Алексеевны и дяди Вовы были подходящие развалины – на своей территории – так что на тачке за полчаса было привезено достаточное количество. Стройка заняла не более трёх часов, и за это время, как положено у правильных строителей, не было выпито ни капли алкоголя. Зато затем, как опять-таки положено, после сдачи объекта Алексеевне, следовало организовать фуршет. На этом игра в строителей должна была закончиться.

(4)

Только мы стали обсуждать меню, сидя за столом под свежепостроенным, свежесданным и свежепринятым навесом, как появились Александр Сергеевич (его прозвище было очевидным – “Пушкин”), его жена и дочка. Они принесли несколько окушков и голавликов, а также маленькую походную коптильню, явно рассчитывая в нашей компании накатить грамм по триста с копчёной рыбкой. Поскольку неожиданно мог появиться ещё кто-то, да и рыбки было маловато, мы приняли решение сотворить шашлычок, ибо костёр всё равно разводить, а шашлык всё равно когда-нибудь делать, а то мясо испортится, не морозить же его…
Пока мы с Андрюхой разводили костёр, устанавливали коптильню и мангал, Пушкин развлекал нас треньканьем на гитаре и стихотворным импровизациями, на которые он был большой мастер, каким был, видимо, и сам Пушкин. Он и его жена долго проработали где-то на крайнем севере, но, по их выражению, “работали на унитаз”, то есть проедали и пропивали всё, что заработали. После очередной отмены каких-то северных надбавок им всё надоело, и они вернулись в окрестности Одоева, откуда была родом жена Пушкина.
Только рыбка была поставлена коптиться, а шашлычок был нанизан на шампуры и произведена его инсталляция на мангал, пришли Серёга – Голдфингер и его дама, которую мы раньше не видели. Алексеевна тут же дала ей прозвище “Фотомодель”, а её имя я всё равно не помню. Пришли они из Кашово, с базы охотхозяйства, специально к нам в гости, причём Голдфингер заставил Фотомодель идти босиком более трёх километров по грунтовке, пыли, крапиве и колючкам, уверяя, что это очень полезно. Даже обувь не взяли.
- Брошу пить, отращу себе бороду, и бродягой пойду по Руси ! – заявил Голдфингер после вопроса о том, почему он босиком. Борода у него уже была. И пить бросил. Он стал знакомиться с Пушкиным и его женой. Пушкин представился как “ландшафтный дизайнер”. Он работал на севере бульдозеристом, и затянул, подражая манере Высоцкого: “Рабооотал на бульдо-зе-ре. Знал, что черви ко-зы-ри. Из грууунта выколааачивал рубли !”
На это Голдфингер сообщил, перемежая фразы сочными матерными выражениями, что он – тунеядец на пенсии, охотник по призванию, и если он никого не убьёт, то день прожит зря, а убить надо обязательно, потому как это есть необходимая разрядка. Собственно, Голдфингер всегда выражал (и ныне выражает) свои мысли исключительно матом, независимо от того, кто находится в его компании. Помнится, как-то Алексеевна спросила: “А что ты всё время материшься ? Нормальных слов не знаешь ?”, на что за Голдфингера ответил его старший сын, присутствовавший при разговоре: “Он не матерится, он на мате разговаривает !”. В тот момент времени убить он хотел придурков, придумавших деривативы, а также идиотов, давших за это Нобелевку, и заодно кучу банкиров, которых он начал перечислять поимённо – Все эти гады придумали кризис ! Поскольку я их убить не могу, надо убить кого-то другого, от этого точно легчает ! Поэтому охота мне необходима. – пояснил он.
Алексеевна, когда-то выбивавшая кредит для совхоза Петровский, и выбившая с большим трудом, после чего он разорился, по этой причине интересовалась экономикой, и задала ему каверзный вопрос на кризисную тему, правдивый ответ на который мог бы дать только кто-либо из руководителей “Голдман Сакс”, да и то лишь под пытками. Голдфингер же перешёл к пространному объяснению, что это за хрень - деривативы, хотя Алексеевна спрашивала про другое. Затем - почему делать деньги из воздуха кое-кому намного интереснее, нежели чем создавать материальные ценности, какие гады печатают бумажки, называемые баксами, зачем они всё это делают, при этом он развивал идеи о масонском заговоре, а также проводил анализ - к чему всё это приведёт. Он перемежал объяснения байками: как когда-то пил в компании с Ельцыным и как ему было наутро и потом всю неделю хреново, а также как пил с Жириновским и тот за столом никому не давал даже слова сказать – только его и было слышно, ну как сейчас ! Разумеется, делал он всё это для того, чтобы произвести необходимое впечатление на Фотомодель, поскольку Алексеевна, Андрюха и я слышали эти рассказы в различных интерпретациях уже не раз. Однако, обвязка из матерных выражений была всякий раз отличная, что делало возможным слушать байки Голдфингера сколько угодно. Потом, видимо, почуяв запах копчёной рыбы, или вспомнив, что Фотомодель всё равно пребывает в отключке после трёхкилометрового марш-броска босиком, он внезапно прервал речь и спросил – А откуда рыбка ? В Мизгее же фиг чего поймаешь !
- Из Упы. – сообщил Пушкин – За Сударевым полем рыбацкая стоянка есть. Там сейчас людей нет, они наездами бывают, раза два в год. Место тихое и глухое, проехать туда сложно, вокруг ни души. Кто место знает, порядок соблюдает, кто не знает, туда не дойдёт и не доедет. Мостки на речке, стол, скамейки, умывальник, соль и спички всегда есть, родничок рядом, даже банька с печкой. Все удобства. Я там на два-три дня, бывает, зависаю. В баньке ночую. Время идёт, рыбка ловится. Вот ведь добрые люди сделали, не то что эти банкиры !
На этом экономическая тематика временно была закрыта. Рыбу поедали молча, некоторые запивали её крепкими, некоторые слабыми алкогольными напитками, а кое-кто вообще не запивал. С рыбой расправились минуты за две. После чего без разговоров перешли к шашлыку, который как раз поспел. Ясное дело, некоторые трудились на стройке, а некоторые ходили пешком, преодолевая трудности, и поэтому очень проголодались. После того, как шашлык был съеден, разговор был продолжен, опять на темы бизнеса и экономики, и, после вялосытого повторного обсуждения всех и вся: политиков, банкиров, экономистов, бизнесменов и даже псевдоучёных, сошлись на том, что “Бизнес — увлекательнейшая игра, в которой максимум азарта сочетается с минимумом правил”, как говаривал Билли Гейтс.

(5)

Когда солнце стало явно клониться к закату, Алексеевна дипломатично напомнила тем, кто уже забыл, что сегодня - канун Петрова дня, ночью предстоит катание колёс, и это мероприятие наверняка затянется до утра, после чего Пушкин с женой и дочкой отправились домой собираться с силами, а Голдфингер потащил хромающую на обе ноги Фотомодель обратно в Кашово. Алексеевна заявила, что традиции нарушать нельзя и после обеда необходимо поспать часика три-четыре, после чего ушла в дом, а мы с Андрюхой переместились на раскладушки под яблоней, перейдя в состояние послеобеденной релаксации.
Андрюха захрапел секунд через пять после контакта тела с раскладушкой, а мне спать не хотелось, и, поскольку не помню, каким думам тогда предавался, расскажу байку в тему игр.
Как-то Андрюха задумал жениться. И женился-таки на старости лет, всего лишь во второй раз. Но вот какая проблема: надо было матери жену представить, а то та ни разу её не видела. Кто знает, чем представление закончится. Поскольку Андрюха никак не решался, а деваться некуда, рано или поздно мероприятие должно было состояться, и лучше раньше, чем никогда, я назначил дату, когда еду в Бутырки и всех привожу к Алексеевне, если сами они решиться не в силах. Тут Андрюха резко ушёл в раздумья, совмещённые с принятием алкоголя для необходимого просветления сознания, после чего я уехал в деревню без них, не дождавшись просветления, но поручив доставку “молодых” молодому поколению – другу Андрюхиного сына Вальки – Лёше. Тот подошёл к делу ответственно, и почти с первой попытки загрузил Андрюху с его новой женой Наташей в машину, после чего двинулся в сторону Бутырок, не взирая ни на какие трудности.
Поехал я на день раньше Лёши, на паркетнике - RAV4 (далее – равчик, как его любят называть РАВолюбы и РАВофилы с форумов, им же посвящённым). Погода вроде как была сухой и ясной, прогноз не предвещал катаклизмов. В Бутырках же, как выяснилось, пошёл дождь, как раз в момент моего старта. Ехал долго и нудно, собрав по дороге все возможные пробки и перекладки асфальта. В Бутырки я въехал без особых проблем, хотя перед этим Алексеевна в разговоре по мобильнику выразила сомнения в возможности преодоления глинисто-грязевых ванн и даже отправилась по собственной инициативе к знакомому трактористу, сидя у которого и попивая чаёк ждала моего звонка для организации спасательной операции, но возможность обратного прохождения раллийной трассы “Кашово-Бутырки” под непрекращающимся дождём Алексеевна поставила под сомнение и заставила меня одеть цепи для доставки “молодых”, поскольку Лёша поехал на пузотёрке и даже до моста добраться не мог. Хотя нет, мог, конечно, но наверняка оторвал бы бампер, как уже бывало, либо ещё чего…
Поехал я их встречать, дорога совсем раскисла, встал у моста, дальше не стал рисковать – мост аварийный – подождал минут десять, вижу – идут, скользя по грязи, Андрюха и Лёша, тащат всякое барахло под дождём. Дамы не видно. Как они сообщили, за один раз всё не притащить. Во второй заход её и приведут… И привели. На шпильках по грязи под дождём ходить, конечно, очень сложно. Я бы по асфальту так не прошёл ! Вот тут-то, припомнив Фотомодель Голдфингера, стал я прорабатывать “Коварный План”: как заставить пройти её пешком хотя бы километр и как бы оставить Алексеевну и Наташу после рандеву без лишних ушей-ртов часика на два, чтобы сами притёрлись и никто не навредил. Загрузив всех в машину и обнаружив, что клиренс стал хуже, чем у пузотёрки, пополз потихоньку в сторону Бутырок, раскидывая цепями грязь и выискивая подходящее место, где можно засадить равчик без особого вреда для здоровья, но намертво, чтобы без домкрата не снять. А это – на час как минимум, если же растянуть удовольствие, слушая дурацкие советы, то и на три часика можно зависнуть ! Наверняка после посадки Андрюха захочет отвести Наташу пешочком к матери, а я дам ему задание – без лопаты и буксира не возвращаться, и он вернётся – как же друга в беде бросить ! Лёша же точно никуда не пойдёт и будет помогать.
Задумано – сделано. Обнаружив на объездной дороге в поле подходящую колею длиной метров пятьдесят и явно углубляющуюся в направлении движения, я немного разогнался и ближе к выезду из колеи сбросил газ, имитируя посадку, которая, разумеется, тут же и состоялась. Выгнав всех из машины и произведя нехитрые манипуляции с отключением лишних компьютерных приблуд, а затем педалями газа и тормоза, я минуты за две вырыл глубочайшие ямы под колёсами, при этом кидаясь грязью метров на двадцать назад и вперёд, а также на крышу и стёкла. Цепи – полезнейшая штука, когда надо закопаться ! Сидим намертво. На всём брюхе сразу. Только трактор вытащит, если не домкратить.
Как и предполагалось, Андрюха повёл Наташу к Алексеевне, всего-то километр по грязи. Босиком. А деятельный Лёша очень хотел вытянуть равчик самостоятельно и тут же притащил какие-то гвоздастые доски из ближайших развалин. Гвозди были им вытащены, доски забиты под колёса, и после непродолжительного разбрасывания грязи машину засадили ещё глубже, что я отметил с удовлетворением, хотя, казалось, глубже засаживать было уже некуда. Чтобы Лёша не скучал, я вручил ему сапёрную лопатку и наказал копать там, где ему больше нравится, а сам стал расхаживать вокруг машины, покуривая. Дождь стал понемногу ослабевать и вскоре прекратился.
Через часик пришёл Андрюха с лопатой, но вместо ожидаемого буксира привёл Валеру, работавшего в то время егерем в охотхозяйстве и большого знатока способов вытаскивания всякой техники из грязи. Валера был полон сил и энергии, дома ему было явно скучно, и он тут же приступил к привычной процедуре, начав активно копать под брюхом машины. Андрюха, как ещё больший специалист по засаживанию и вытаскиванию разной техники, тут же рассказал, как он засадил Ровер перед Мизгеей на объездной дороге по лугу со стороны Кашово и как четыре часа откапывался в одиночку, потом последовал рассказ о том, как он возил Голдфингера и его даму на охоту не помню куда и не помню чего засадил, но лужа была ооочень глубокая, и так далее. После очередного этапа забивания досок под колёса мне предложили ещё маленько погазовать и покидаться грязью, чему я особо не противился, прекрасно понимая бесполезность этой затеи. Поскольку время шло, а копать под колёсами для установки домкрата мне было лень, то позвонил Алексеевне, попросив найти Сашу на УАЗике – вдруг вытащит, и сделал очередной выговор Андрюхе за то, что он его не нашёл. Андрюха взамен покаяния припомнил, как Голдфингер засадил на мосты раритетный ГАЗ-64 прямо за домом Алексеевны и как его вытаскивали. Затем он начал загибать пальцы, припоминая, какие машинки засаживал лично. Когда пальцы на обеих руках были загнуты, Андрюха задумался, стоит ли продолжить загибание пальцев на ногах, и тут я попытался всучить ему лопату, чтобы занять хоть каким-то делом, но Андрюха сказал, что он сбился, и надо считать по новой, а лопату он взять не может, поскольку пальцы загнуты.
Саша подъехал минут через двадцать. Я привинтил буксировочное ухо, накинул стропу, якобы двенадцатитонную. Стали тянуть. Стропа сразу же порвалась. Ну ладно, покопаем ещё немного. Андрюха, разогнувший наконец пальцы, и Лёша были отправлены к развалинам за кирпичами, а оставшиеся стали подкапываться под левое переднее колесо, которое сидело наиболее глубоко. Поковырявшись полчасика в грязи и подложив в яму принесённые кирпичи, мы установили домкрат и довольно быстро подняли машину, после чего подложили под колесо кирпичи и обломки досок. Посмотрев на часы, я обнаружил, что прошло уже два с половиной часа от момента засаживания, смеркалось, и пора было спасательную операцию завершать, тем более, что стал подтягиваться народ из деревни. Шоу следовало прекратить, пока не началась пьянка по поводу успешного вытаскивания, вроде Schweinfest. Стропу связали, Саша на всякий случай легонько подтягивал УАЗиком, и паркетник вылез из колеи за пару секунд. Далее Саша взялся меня сопроводить и даже показал объезд одной омерзительной лужи, куда он сам не совался, а я ранее всегда пёр через неё напрямик. Потом Саша спросил – Чего ты в эту колею полез ? – явно подозревая какой-то подвох, но я не раскрыл карты и начал рассказывать, что свалился в эту колею, поскольку стащило по грязи, машина загружена, клиренса нет, и так далее. Саша не поверил и уехал домой, сославшись на необходимость своего присутствия при роении пчёл, и отказавшись принять по сто за успешное вытаскивание, поскольку пчёлы пьяных не любят.
После прибытия к дому Алексеевны выяснилось, что “Коварный План” сработал на все сто процентов: женщины нашли общий язык и вели светские беседы на сельскохозяйственные темы, никто им не мешал. При этом были очень довольны друг другом. Вот и славно ! Игры в грязи пошли на пользу.

(6)

Катание колёс, как обычно, должно было начаться около одиннадцати вечера. Но народ начинал собираться к восьми – девяти, ведь требовалось притащить колёса, разжечь костры и подготовить праздничный стол. Поскольку видеосъёмки ночного праздника никто никогда не проводил, я решил попробовать зафиксировать происходящее при помощи дешёвенькой мыльницы с функцией съёмки. Аккумулятор мыльницы, как и следовало ожидать, оказался разряжен, а флэшка забита всяким мусором. Провозился я до половины одиннадцатого, но так и не дождался окончания зарядки. После чего пошёл к месту проведения мероприятия – на край склона, сходящего к речке, самого высокого места деревни. Уже издалека были слышны радостные крики – видимо, запасы колёс были достаточными и решили начать пораньше. И правда, первое уж скатили, оно горело около речки. Человек пятнадцать сидели за столом, примерно столько же стояли на краю склона, вокруг бегали дети, а несколько чумазых костровых разжигали ещё пару колёс и для пущего эффекта били по ним длинными шестами, поднимая к звёздному небу фонтаны искр. Праздник был в самом разгаре. Елизавета Андреевна запевала народные песни, которые подхватывали остальные - по мере знания слов. Затем накатывали по пятьдесят и ответственные за катание направлялись за следующим колесом. Мимо проходил Валера, и я его попросил дать комментарии происходящему на камеру. Валера сослался на то, что одет неподобающе и недостаточно выбрит, и предложил мне снимать всё подряд, кроме него, а он будет рассказывать.
- Вот ты говоришь, традиция восточных славян, колёса катать на Петров день, чтобы нечистую силу изгонять. – начал он – Так нет, всё сложнее ! Уже много лет, как бы тяжело не было, обязательно хотя бы один человек приходил и колесо скатывал ! Если не скатит, плохо будет, обязан скатить. А если скатит, то хорошо. Если же колесо через речку перепрыгнет, то совсем хорошо. Раньше ещё Кашовские катали, за лугами со своего склона, но потом захирели. Теперь не катают. Кашовских мы всегда били, вот когда-то даже Николин луг у них отвоевали, – Валера показывал рукой в темноту над речкой – сошлись стенка на стенку. Деревня наша сильная была, больше ста домов, жила строительством, кирпич делали, известь обжигали, вот здесь. – он показывал на ямы неподалёку – А здесь кузня была, здесь кирпич делали, здесь съезд к речке был.
Ответственные за катание пытались скатить здоровенное колесо, но оно не поддавалось, падало и никак не хотело катиться по склону. Валера пошёл помогать, но после пяти-шести попыток удалось прокатить его по склону всего метров на двадцать.
- Ладно, сейчас другое скатим, сегодня колёс много. – сказал вернувшийся Валера.
- А что с колёсами потом бывает, как догорят ? – спросил я.
- Собираем утром, мусора не остаётся. Раньше катали деревянные колёса от телег. Обматывали их берестой и поджигали. Очень эффектно искры разлетались ! И прогорали полностью. А теперь вот резину жгём.
Тут запустили ещё одно колесо, под громкие крики присутствующих оно, разбрасывая искры, докатилось почти до речки.
- Вот теперь правильно ! – сказал Валера и направился к столу.
Потом скатили ещё штуки четыре, покричали, попели песни, поговорили. Выяснилось, что на праздник приезжают многие выходцы из Бутырок и не только. Были Кашовские, несколько человек из Одоева, Тульские и Московские. Кое-кто много лет подряд приезжал на Петров день, не пропуская ни одного раза. Вот такие игры на свежем воздухе ! А фильм не получился – темно было, горящие колёса яркими пятнами, и более ничего не видно.

(7)

Около часа дня я был разбужен сигналом автоклаксона. К дому Алексеевны со стороны Ведьминого оврага подъехал Голдфингер на восьмиколёсном Арго, с ним Фотомодель. Видимо, ходить она уже не могла.
- Поехали купаться на Татарский брод ! – предложил Голдфингер.
- Не, мне сегодня народ встречать с автобуса. Остальные спят.
- Буди Андрюху !
Я попробовал, но неудачно, он послал меня далеко-далеко. Голдфингер уехал.
Через пару-тройку часиков все пришли в себя, тут и время подоспело ехать встречать народ. Мы с Андрюхой загрузились в равчик и покатили в Сомово, поднимая клубы пыли на дороге. Обогнали и запылили Голдфингера с Фотомоделью, возвращавшихся с Татарского брода по параллельной дороге. Надо сказать, что дорог через поля до моста в Кашово несколько, но все убитые, и весной обычно пробивали новую, очередную. Самое противное место – склон к Мизгее. То промоина образуется, то колеи. Когда сухо, а сохнет быстро, никаких проблем. Чуть дождичек – и всё, кое-где уже не пролезешь. И около моста, и перед горкой в Кашово – сплошные засады, даже когда сухо. Порой едешь в конце выходных через Кашово, и, если дождь только начался, наблюдаешь, как люди выбегают из домов, заводят машины и быстренько лезут на горку, пока не раскисло, там машины и бросают. А то не уедут ! Зато после Кашово можно полетать по гравийке, разогнаться до сотни, прыгая через ямы и разбрасывая мелкие камешки. Только и слышно – дзынь, дзынь – стукаются об обвесы из труб ! Доскакали до карьера, потом до Сомово. Встали, ждём наших. Вскоре подъехал Белевский автобус, из него выгрузились дядя Вова и дядя Витя. В дороге, видимо, их сильно укачало, поскольку походка у них была как у моряков, только что сошедших на берег.
- Привет ! Привезли чего выпить или надо в Одоев ехать ? – тут же спросил Андрюха.
- Ага, две сумки с коньяком были, когда в Москве грузились. Но по дороге полсумки куда-то делось… - ответил дядя Вова.
- Укачивало жутко, пришлось лекарство принимать ! – сообщил дядя Витя.
Загрузились в машину, поехали, тут дядя Витя заявил, что не может предстать перед Алексеевной небритым, достал из сумки аккумуляторную бритву, и, пока прыгали по кочкам и ямам на дороге, стал бриться, что оказалось делом весьма сложным. Перед Кашово меня стали заставлять остановиться, чтобы добриться в нормальных условиях и принять маленько за приезд. Зная, чем всё это кончится, я притворился оглохшим после вчерашнего и довёз почти до въезда в Бутырки без остановок. Всё, можно расслабиться, здесь можно себе позволить что угодно !
Вечером, поужинав под навесом, который был одобрен дядей Вовой, следовало перейти к традиционному преферансу. Кворум имелся, в заначке у меня была отлежавшаяся невскрытая колода карт, привезённая ещё в девяностые из штатов. Надо сказать, игры отлежавшимися колодами всегда бывают очень интересны, это мы не раз подмечали. Расклады ходят фантастические, бывает, сразу в двух мастях выпадает четыре-ноль, в прикупах постоянно тузы, мизера ловятся, девятерики и десятерики сдаются постоянно, но не играются, а распасы, если зарядят, то на круг как минимум.
Только мы скинули всё со стола и разлиновали пульку, пришли Пушкин и его жена и дочка. Пушкин шёл на рыбалку, поэтому задерживаться не стал, и, поздоровавшись, пошёл дальше, а жена с дочкой зависли у нас, заявив, что будут изучать правила, подглядывать в карты и наливать нам и себе. Мы были не против.
Даже не успев сдать, а только определив сдающего, как всегда, до туза, мы услышали звук подъезжающей машины. Приехали Чиков (с очевидным прозвищем Чика) и его жена, направлявшиеся в сторону дома лесника и заглянувшие, как всегда, на огонёк к Алексеевне. Тут же началось метание на стол всего того, что было недавно убрано, и мы поняли, что начало игры придётся отложить на неопределённый срок. Чикова жена – дама чрезвычайно активная и разговорчивая – сразу понесла с места в карьер:
- Вот москвичи тут сидят, а дочка наша в Москву подалась. Что, мёдом там у вас намазано ? Скучно ей здесь, понимаете ли ! – и далее в том же духе. Послушав её полчасика, стали вяло отстреливаться, мол, интернета нету, доехать куда-то – целая проблема, пацаны все пьют, скучно, бесперспективно, работа по хозяйству тяжёлая и так далее. Надоест – вернётся. Чика слушал-слушал и выдал историю с баранами.
Сидел он как-то в компании своих приятелей. Со скуки кто-то предложил поиграть в карты. Чике карта пёрла, денег у всех было в обрез, и, как они кончились, кто-то из его приятелей пару овец на кон поставил. Чика их и выиграл. Потом подумал-подумал – “Нафига они мне ?” – и попытался проиграть, но не получилось. Ещё и барана выиграл. Пригнал наутро всех домой.
А овец он раньше никогда не держал. Ну ладно, попробовать можно. Пусть пасутся и размножаются. И стали они у него размножаться в геометрической прогрессии ! Через три года два десятка овец сожрали всё, что росло на участке и в окрестностях. А травку они косят под ноль, получше газонокосилки. Соседи стали на него косо смотреть – сплошные потравы. “Вам не нужны ? Отдам просто так, самовывоз !” – но никто не согласился. “Даже не знаю, что с ними делать. Перерезать всех ? Жалко как-то… В карты проиграть не получается. Покупать никто не хочет – у всех полно этих овец. На прошлой неделе сели в очко побаловаться, баранов поштучно ставил, так в результате выиграл ещё пару щенков неизвестной породы ! Эх, не везёт мне в карты !” – Чика задумчиво почесал затылок – “Сыграем ?” – но мы категорически отказались. Только баранов нам не хватало ! Потом, Чика в преферанс не играет…

(8)

Наконец все гости разошлись и разъехались. Но преферанс не клеился. Больше разговоров и воспоминаний, чем игры… Вот и я в этой последней главе “повествования ни о чём” снова предамся воспоминаниям. Когда Алексеевна переехала в Бутырки, Андрюха решил, что дом маловат, друзей много собирается, почему бы дом не расширить ? И решил пристроить ещё небольшой дом к имеющемуся. Проект нарисовал дядя Вова, фундамент решили делать сами, а дом взять бревенчатый – по заказу откуда-то с севера, у знакомых. С фундаментом дядя Вова заявил, что никому не доверяет, все халтурщики, и поскольку дом на краю оврага, надо делать по-серьёзному, фундамент столбчатый, побольше щебня натаскать, бетон и так далее. Бетономешалку согласился дать Олег из Кашово – по прозвищу Крот. Что интересно, он с нами почти не был знаком, но помочь согласился сразу. Бетономешалка у него была серьёзная, еле погрузили на телегу, трактором дотащили.
C этим Кротом всегда происходили разные истории. Как-то с Андрюхой поехали за грибами в окрестности Барского пруда, но ходить быстро надоело, сели на бережку, костерчик запалили, и решили оружие отстрелять. Пуляем из разных стволов в пенек – что на другом берегу, метрах в ста, под обрывом – так что безопасно, если кто будет там гулять. И после каждого выстрела слышим – “тиу, тиу” – как будто птичка отвечает. Про птичку это я сказал – а Андрюха сразу заявил, что подозрительное это дело, чтобы птички отвечали на выстрелы. Минут через двадцать видим – на мыс справа Крот выходит со свиристелкой – это он за птичку выступал. Крикнули ему – давай, подходи к нам – через полчасика к нам пришёл. Оказывается, он такую свистелку всегда с собой берет и дует в нее, если выстрелы услышит – чтобы охотники его за кабана не приняли !
В Барском пиявок – кишмя… В другой раз приехали большой компанией, молодёжь после беготни по лесу полезла купаться. С разбегу в воду – и плавают где поглубже. А Крот около берега по воде ходил и всего-то пару раз окунулся. Кроме него пиявок никто не набрал, а у него в трусы набились сотнями, кровь по ногам текла – как в фильмах ужасов ! Потом в деревне отмывали его в бочке с водой и для восстановления крови самогоном отпаивали… Андрюха потом рассказал, что когда служил в лётной части под Вышним Волочком – в той самой, что Руста пропустила, и как раз в его дежурство – было у них керосиновое озеро. Куда сливали излишки, или по вечной дурости трубу прорвёт, или ещё чего. Озеро было серьёзное – по размеру никак не меньше Барского пруда, но курить на берегах категорически не рекомендовалось ! А пиявки там не водились. Так сливали не только керосин – у Сушек заправка спиртом и “массандрой” сорокаградусной – на антиобледенение, оптику и прочее, так полетает самолёт минут десять – и сливают спиртягу. Не в озеро, конечно, в себя в основном. Вредное было дело… Никакого здоровья не хватит в этой авиации !
Про охоту и охотников как вспомнили – так без рассказов о Голдфингере никак ! Поехал он как-то со своей дочкой под Архангельск, погулять – поохотиться. Поскольку жара стояла, ходили все в купальных костюмах. А ружья как таскать ? Неудобно ! Ремни голое тело трут, патронташи тоже… И охота не склеилась, если же погулять – просто брали пику на всякий случай и вместо посоха и так полуголые по лесу шастали. Гуляют так они, гуляют, вдруг из кустов в нескольких метрах от них – “рррррррр !” Ба, медведица ! Да ещё с медвежонком. Голдфингер бегать не любит, стал он с медведицей разговаривать. Как обычно – ласково материт её, тон не повышает, та сначала продолжала – “ррррр !”, потом потише – “ры-ры”, а потом вообще замолчала и только сопела. Заговорил, значит ! И разошлись все спокойно по своим делам. Как он любит говорить, “главное – это ощущение, что весь мир мой !” И всё будет замечательно !

Происходило (в основном) в этом веке.
Записано в ноябре-декабре 2012.
Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 16:22

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Мост

“Из всего, что воздвигает и строит человек,
повинуясь жизненному инстинкту, на мой взгляд,
нет ничего лучше и ценнее мостов.”
(Иво Андрич)

Это не повествование в стиле предыдущих мемуаров, а просто изложение фактов. Сами делайте выводы – как живут люди в глухих деревнях, что из себя представляет власть на местах и в центрах. Задумайтесь также о благотворительности: то ли Вы откупаетесь, просто отдав деньги, то ли Вы сами делаете нечто необходимое людям.


Расположение моста - Кашово Белевского р-на Тульской обл., р.Мизгея. На фото ниже слева - Кашово, справа - на другой стороне Мизгеи - Вязовна и Бутырки. Другой дороги к ним нет, если не считать "условной" дороги через леса-поля - там только на танке, и объезда с бродом через Мизгею, где обычная легковушка или паркетник не проходят, даже при относительно сухой погоде. После запрета проезда через мост скорая помощь и полиция в перечисленные деревни ехать отказываются. Автолавка тоже, жителям приходится несколько километров топать до Кашово, чтобы хоть что-то купить, и обратно. Родственники проживающих вынуждены рисковать...




Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 16:23

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Мост (продолжение)

Ответы местной администрации. Последний - самый странный... Какие-то из промежуточных не сфотографированы, но это несущественно.







Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 16:23

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Мост (продолжение)

Последнее письмо деревенских - насчет отмены автобусного маршрута (его давным-давно "пробили" ветераны войны). Прилагается фотография упомянутого памятника в Кашово (погибших жителей всех перечисленных деревень) и вырезка из местной газеты про отмену автобусов.





Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 17:30

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Мост (продолжение)

Не буду вдаваться в подробности разговоров с местной администрацией о ремонте моста – всё это можно найти в АиФ Тула, В том числе на их страничке “ВКонтакте”. О процессе работ рассказано там же. Мост мы всё-таки отремонтировали !

Начало. Очередная статья в АиФ. Забавно: перед этим администрация дала информацию в АиФ, что мост уже отремонтирован. Вот тут они и попались))


Брёвна.





Разные стадии работ. Приходилось постоянно перекладывать временный настил.




Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение s199 » 02 янв 2013, 17:36

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑
Мост (завершение)

Сделано ! После того, что зафиксировано на фото ниже - примерно через месяц - было добавлено ещё немного бетона на въездах.




Выражаю благодарность всем принимавшим участие в этой благотворительной акции:
  • потратившим своё время, силы, здоровье и средства жителям деревень Бутырки, Кашово а также "понаехавшим" из Москвы и других мест, не столь отдалённых ))
  • СМИ в лице АиФ Тула и Дмитрию TheGus'у (который согласился быть моим козырным тузом в рукаве - на всякий случай)
  • администрации, взявшейся за ум после многочисленных пинков и предоставившей-таки стройматериалы
  • особая благодарность консультанту - Евгению Викторовичу Желнину, построившему за свою жизнь несколько сотен мостов
  • а также спасибо тем, кто мешал работать - за то, что не проявили достаточного усердия, чтобы дело провалилось.
Аватара пользователя
s199
Член Клуба
 
Сообщения: 855
Зарегистрирован: 29 окт 2011, 13:22
Откуда: из Раши - страны нашей !
Благодарил (а): 25 раз.
Поблагодарили: 40 раз.
Имя: Serg
Пол: Мужской
Миссия: Роботов развожу... Роботы - они намного приятнее (и полезнее) многих людей !
Тех. репутация: 40

Re: Серёгины мемуары ))

Сообщение Замыкало » 02 янв 2013, 19:53

Изменить размер шрифта ↓ВернутьИзменить размер шрифта ↑Преклоняюсь за мужество в строительстве моста. Россию нельзя победить!!! cool
Не старайся быть иначе, чем в ином случае ты мог бы быть иным.
Аватара пользователя
Замыкало
Член Клуба
 
Сообщения: 2344
Зарегистрирован: 04 окт 2011, 16:26
Откуда: Москва
Благодарил (а): 83 раз.
Поблагодарили: 53 раз.
Имя: Николай
Тех. репутация: 31

След.

Вернуться в Наш общий дом

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1